3.5. Беседа 5 (19)

БЕСЕДА  19 

Тщеславие незаметно приражается добродетели. — Бог смотрит на намерение творящего добрые дела. — Как должно творить милостыню и молитву. — Заповедь Спасителя о молитве в тайне не запрещает молитвы в церкви. — В церкви во время молитвы должно наблюдать благопристойность. — От молящегося требуется не громкий вопль, а сердечное сокрушение.  Постоянство в молитве. — Для чего нужно молиться, если Бог знает наши нужды. — Наименование Бога Отцом заключается в себе учение о всякой добродетели.  — Изьяснение молитвы Господней.  Прощение обид преимущественно заповедуется Христом. — Оно более всего уподобляет человека Богу. — Памятование собственных грехов – лучший способ научится прощению обид.

_________________________

Смотрите, не творите вашей милостыни перед людьми с тем, чтобы они видели вас 

(Мф.6, 1).

   1. Наконец, Спаситель изгоняет самую пагубную страсть – тщеславие, это неистовство и бешенство, которым одержимы бывают даже добродетельные люди. Сначала Он ничего не говорил об этой страсти, потому что излишне было бы, не убедив наперед исполнять должного, учить тому, как надобно исполнять и доходить до совершенства. Но когда Он уже научил благочестию, тогда истребляет и ту язву, которая неприметным образом заражает его. Эта болезнь, действительно, не вдруг зарождается, но тогда, когда мы исполним уже многое из повеленного нам. Итак, нужно было прежде насадить добродетель, а потом уничтожать страсть, повреждающую ее плод. Чем же начинает Спаситель свою беседу? Словом о посте, молитве и милостыне, потому что тщеславие преимущественно присоединяется к этим добродетелям. Так, например, постом возгордился фарисей, когда говорил: «пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк.18,12). И в самой молитве он искал суетной славы, творя ее напоказ. Когда уже не было никого другого, то Он старался выказать себя перед мытарем. «Я не таков, говорит он, как этот мытарь» (Лк.18,11). Теперь посмотри, как Спаситель начинает Свое слово. Он как будто хочет говорить о каком-то звере, весьма хитром и страшном, который может внезапно схватить не совсем осторожного. «Смотрите, – внушает, – не творите вашей милостыни перед людьми». Так и Павел говорит филиппийцам: «берегитесь псов» (Фил.3,2). Этот зверь подходит тайно, и все доброе, внутри нас находящееся, тихо развевает и нечувствительно уносит. Итак, после того, как Христос предложил довольно пространное слово о милостыне, представил в пример и Бога, повелевающему Своему солнцу восходить над злыми и добрыми, и всячески побуждая слушателей к этой добродетели, убедил их к щедрому подаянию, Он исторгает, наконец, и все то, что может вредить этой доброй маслине. Потому говорит: «Смотрите, не творите вашей милостыни перед людьми», так как милостыня, о которой прежде сказано было, есть милостыня Божия. И сказав: «не творите перед людьми», присовокупил: «чтобы они видели вас». Последние слова, по-видимому, означают то же, что и первые. Но если кто тщательно рассмотрит, то увидит, что последние слова означают нечто другое и заключают в себе великую предусмотрительность, неизреченную попечительность и предохранение. В самом деле, и перед людьми делающий добро может делать не для того, чтобы его видели, равно как и не делающий перед людьми может делать с тем, чтобы его видели. Вот почему Бог наказывает или увенчивает не наше самое дело, но намерение. Если бы не было сделано такого точного разделения, то настоящая заповедь привела бы многих в недоумение касательно раздаяния милостыни, потому что не везде всем можно тайно творить милостыню. Поэтому, освобождая тебя от такой необходимости, Спаситель назначает наказание или награду не за совершение дела, но за намерение творящего. Что бы ты не сказал: что пользы мне, если увидит другой? – Христос говорит тебе: Я не того требую, но твоей мысли и образа действия. Он желает исправить душу и освободить ее от всякой болезни. Итак, запретив творить милостыню для тщеславия и показав вред, происходящий от этого, тщету и бесполезность такой милостыни, Он опять возбуждает мысли Своих слушателей воспоминанием об Отце и небе, чтобы не ограничиться одним только указанием на вред, но вразумить и напомнить о Своем Отце. «Иначе не будет вам награды от вашего Небесного Отца», – говорит Он. Впрочем, и здесь не остановился, но идет еще дальше, внушая и другим образом величайшее отвращение от суетной славы. Подобно тому, как выше Он указал на мытарей и язычников, чтобы качеством лица посрамить подражателей их, так и здесь упоминает о лицемерах. «Итак, – говорит Он, – когда творишь милостыню, не труби перед собой, как делают лицемеры» (Мф.6,2). Так говорит Спаситель не потому, что лицемеры имели трубы, но желая показать их великое безумие, этим иносказанием осмеивая и осуждая их. И хорошо назвал их лицемерами. Их милостыня имела одну только личину милостыни, а их сердце было исполнено жестокости и бесчеловечия. Они творили ее не из милосердия к ближнему, но для получения славы. Крайняя жестокость – искать для себя чести и не избавлять от несчастия другого, когда он погибает от голода. Итак, Спаситель требует не того только, чтобы мы подавали милостыню, но и того, чтобы подавали ее так, как должно подавать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>